Сноубордистка Светлана Болдыкова рассказала об уходе из спорта — Спортивный клуб (12+) — 7 канал Красноярск
°C

Сноубордистка Светлана Болдыкова рассказала об уходе из спорта

23 Июня 2017 502

Участница Олимпийских игр, серебряная призёр чемпионата мира по сноуборду Светлана Болдыкова прямо в эфире «Спортивного клуба» заявила об окончании спортивной карьеры. А затем передумала. Почему так сложно уйти из спорта, мы поговорили с прославленной красноярской сноубордисткой.

— Сейчас Ваша жизнь из чего состоит?

— Интересный вопрос. На самом деле, моя жизнь вообще активная, я бы так сказала. Она состоит из каких-то рабочих моментов, активного отдыха, хобби и, наверно, встреч с друзьями.

— Спорт?

— Спорт... В этом году я отошла немножко от спорта, так как уже возраст и больше молодого поколения, которым уже хочется передавать свой опыт. Поэтому сейчас больше работа именно в своей спортивной деятельности. На самом деле я сейчас работаю в Академии зимних видов спорта и немножко преподаю в институте.

— Это значит, что вы завершили карьеру?

— Официально я еще пока не объявляла, так как очень долго думала над этим, потому что и хочется, и колется, и еще недостижимы были мои верхние ступеньки пьедестала. Наверно, самое важное — это Олимпийские игры, на которой я еще не достигла той отметки. Конечно, в душе болит и кипит, поэтому и не хотелось бы озвучивать этот момент, что да, действительно, я завершила, я это сделала, я все достигла, я смогла... Это все в моих силах было, всё, больше не будет. То есть у меня еще остался какой-то осадок.

Интересный момент такой отметила, когда не тренировалась год — получается, отошла, по Кубкам России поездила, заехала на Кубок мира, потом летом вообще не тренировалась и попробовала себя опять в спортивной карьере, то есть спустя год, — и, знаете, отметила то, что ноги стали более чувствительны, ты больше стал замечать какие-то ошибки.

То есть буквально за 20 лет ты тренируешься, тренируешься, ты уже становишься как робот, можно так сказать. 

А сейчас пришла вот именно та чувствительность, именно те знания, которые в принципе нужны для самого спортсмена, именно уже возрастного, уже мировоззрение меняется к тренировкам, то есть подход совсем другой, и поэтому вот эти моменты, конечно, не дают уйти работать куда-то в какое-то другое амплуа. Хочется всё-таки еще идти к вершинам своим.

— Это значит, что вы попытаетесь попасть на Олимпиаду 2018 года?

— Сейчас уже, наверно, тяжело сказать об этом, потому что уже упущен цикл четырехгодичный. Были все шансы, было всё вот именно к Олимпиаде в Корее, и даже тренер в меня верил и говорил, потому что в Корее у меня несколько подиумов было, этапов Кубка мира, и трассы мои, те трассы сложные, крутые, которые я люблю. Поэтому, хотелось бы, конечно, и в Корее выступить.

Но заявлю, что, наверно, скорее всего, уже не получится, потому что два года уже как бы упущены и за два года наверстать...

— Я читал, что Вы болезненно отнеслись к тому, что не попали в Сочи на Олимпиаду.

— Да, вот как раз у меня после Ванкувера не отслеживалось той стабильности, у меня были травмы за травмами. Возможно, как верующий человек — я не знаю, как многие, но я верю, что существует сила всевышняя, — вот как подсказывало, что ну всё, хватит, что-то тебе нужно поменять.

И такие моменты были на протяжении многих лет, когда я шла к подиумам, к пьедесталам — тоже какие-то моменты, травмы за травмами у меня постоянно. Это либо ты не развиваешься, либо ты не идешь вот именно своим путем, то есть какие-то вот подсказки.

Я именно так отнеслась к этому — я думала, что да, наверно, скорее всего, это была какая-то подсказка, что хватит, отойди, а потом, возможно, и опять вернёшься, потому что сила воли, характер, дух — это никуда не денешь. И конечно, я расстроилась очень сильно. И на этапе Кубка мира получила травму. Как раз перед Олимпиадой в Сочи в 2014 году. Это 2013-й — 2014-й, декабрь 2013-го.

Конечно, хотелось. У меня в принципе шло, у меня хорошая форма была, я тренировалась с молодыми ребятами и не отставала, несмотря на свой возраст. Потому что, знаете, когда ты тренируешься еще на высокогорье и тебе дают такую же тренировку, как молодому 18-летнему спортсмену, когда тебе уже за 33-34, — здесь уже нужно смотреть опыт и брать какую-то уже базу, что у меня в принципе и было. И нам дают одинаковые тренировки. И ты, несмотря на это, всё это выполняешь, делаешь и всё-таки идешь. Потому что знаешь, что твоя цель — это победа.

Поэтому такие моменты, конечно, были для меня такой именно стрессовой ситуацией. Я, конечно, надеялась, что я восстановлюсь, но проходила также обследование и за границей в Австрии, вот после травмы, когда всё это произошло, я говорю, сколько на восстановление? Успели...

— Травма какая была?

— У меня был разрыв связок коленного сустава, мениск — тоже частичный разрыв. Это...

— Полгода, да?

— Это даже не за полгода, это декабрь и два месяца. Декабрь месяц — Кубок мира, в феврале Олимпиада. За два месяца. И мне когда сказали в Австрии, что на полгода ты выбыла, я говорю: «Нет, не может быть такого». Потому что было очень много травм — я и ключицу ломала, и спицы мне вставляли, сшивали всё это, фиксировали и выходила в форму за очень короткие сроки. То есть вспомогательные какие-то упражнения, верила всегда в чудо, что все-таки всё получится.

Но, к сожалению, выехала на контрольный старт, у нас проходил этап кубка мира в Словении, и, к сожалению, уже, видимо, подсознательно где-то перестраховывалась. Можно так сказать, инстинкт самосохранения срабатывал. То есть я хочу, я рвусь, но внутри все равно это психологически сидело, поэтому очень было тяжело с этим справиться.

— Это был самый сложный момент в карьере?

— Наверно, да. Потому что это возраст. Во-вторых, ты думаешь, что всё, хочется завершить и уйти на хорошей ноте, чтобы тебя как бы помнили, что ты на самом деле... Я не говорю, что... Было всё в жизни, и в спорте, в том числе, что очень много и побед и пьедесталов, и что я могла, я всё на это положила. Но всегда для спортсмена высокого уровня хочется олимпийской медали.

— Чувствуется, что у вас это вот сидит это...

— Ну да-да-да, на самом деле. Со многими разговариваю, они такие: «О, а может, тебе вернуться, а может, ты всё-таки еще...», тренер говорит... Ну а что? Почему нет? У нас австрийка в 2015 году выиграла чемпионат мира. Впервые выиграла чемпионат мира в 42 года.

— Ничего себе!

— Да, и тренер когда посмотрел, говорит: «Светлана, у тебя еще всё впереди». Поэтому у нас, на самом деле, вид спорта непредсказуемый. Если хотеть, если желать, если очень много тренироваться —очень много надо тренироваться, очень много надо сил тратить на это, — я думаю, что можно достичь результата.

— Честно скажу, мы с вами разговариваем 20 минут, я так и не понял, вы к чему склоняетесь-то в итоге?

— Вернуться, или...?

— Да.

— На самом деле, вот здесь вот у меня еще болит, поэтому... Нет, скорей всего, наверно, я уже завершаю карьеру. То есть всё.

— Это официально?

— Наверно, официально, да. Нет. Может быть, еще попробую. Душа хочет, а голова говорит, что всё.

© 7 канал Красноярск, 1999–2017 г. Красноярск, ул. Баумана, 22, тел.: +7 (391) 258-11-30, 2-900-333 Копирование информации допускается только со ссылкой на «7 канал Красноярск». Для сайтов — только с активной гиперссылкой на страницу новости на сайте www.trk7.ru.
Мы удалим ваш комментарий, если он нарушает российские законы или оскорбляет других читателей.