Меценат Ирина Прохорова: «Я против единомыслия» — Студия 7 — 7 канал Красноярск

Меценат Ирина Прохорова: «Я против единомыслия»


8 Ноября 2019 43

КРЯКК проходит уже в 13 раз. Как менялась ярмарка с годами?

Ирина Прохорова: «Нужно спросить красноярцев о том, видят ли они какую-то эволюцию или им кажется, что это не так интересно. Мы всегда волнуемся, когда готовим ярмарку. Нам хочется, чтобы люди пришли на ярмарку, чтобы им понравилась тема ярмарки. Я могу назвать цифры, которые говорят отчасти об эволюции. Первая книжная ярмарка стартовала в 2007 году. Тогда приехало 63 издателя, пришло много людей, купили книги. В прошлом году на ярмарке было около 50 тыс. человек. Я считаю, что эволюция налицо в части посещаемости. Если люди приходят в таком количестве, то для меня это показатель. Я разговариваю с издателями, узнаю то, сколько они продали книг, что они возвращают. Судя по тому, что у нас 250 издателей, а начинали мы с 60, - ярмарка эволюционирует. Мы стараемся поднимать социально важные темы, о которых говорят и писатели и художники, и интеллектуалы, и люди всех творческих профессии. Как это влияет на Красноярск? Мне бы хотелось слышать feedback от красноярцев.

На ярмарке принято измерять книги тоннами. Сколько книг потом расходится по библиотекам красноярцев?

И.Прохорова: «Тонны – это для эффекта. За историю КРЯККа купили больше 1 миллиона книг. Михаил Прохоров – основной учредитель – после каждой ярмарки выделяет грант на 15 млн рублей для библиотек Красноярского края. В течение многих лет комплектуем библиотеки края. Свыше 400 тыс. книг осталось в библиотеках.

1 ноября возобновлены слушания по делу «Седьмой студии». Вы в свое время были готовы выплатить залог за режиссера Кирилла Серебренникова. Вы по-прежнему следите за этим делом?

И.Прохорова: «Я активно слежу. Если возможно – выступаю. С самого начала было очевидно, что это какое-то странное сфабрикованное дело.

Книги и спектакли не растут на деревьях. Их делают люди. Они тратят деньги, силы. Тот объем сделанного «Седьмой студией», то количество проектов, которое они сделали. В реальности надо сдать в 10 раз больше денег. Они на очень небольшие деньги сделали колоссальный объем работ. На самом деле, они сэкономили.

Была надежда одно время, что дело закроют. Сейчас все начинается по новой. Я надеюсь, что это закончится полным оправданием. Там нет дела – все рассыпается на глазах. Вы представляете, какое это напряжение!? Как это изматывает людей! Серебренников вместо того, чтобы делать постановки, вынужден делить время между постановками… Он год сидел под домашним арестом! Он фактически руководил театром и делал постановки дистанционно. Мы всегда забываем, что даже если все закончится благополучно, то это ему не прибавит здоровья, творческой фантазии не прибавит. Мы знаем из нашей истории, сколько было загублено талантов: физически уничтожено или растоптано морально. Наверное, пора нам ценить талантливых людей в тот момент, когда они живы. И помогать им».

Вы в начале карьеры работали на телевидении…
И.Прохорова: «Да, такое было. Я закончила в университет и до поступления в аспирантуру и рождения ребенка я работала на советском телевидении. С удовольствием вспоминаю это время. Я не идеализирую само телевидение и его качество. Телевидение – это школа жизни. Я работала в не творческом разделе. Это была купли-продажа фильмов, обмен. В перестройку и 90-е годы был взлет российского телевидения. С 2012 я вела свою программу «Система ценностей». Я вела разговор о многих проблемах: сбой идентичности, конфликте разных систем ценностей. С одной стороны запрос общества на гуманизацию среды и противоположный тренд – нарастание агрессии».

Полную версию интервью смотрите в программе «Студия 7»