Себастьян Сатива в ТЮЗе — Сибирь глазами иностранцев — 7 канал Красноярск

16 ноября 2020

Привет, я Себастьян Сатива. Приехал в Красноярск из Колумбии. Учусь в СФУ. Сегодня я продолжаю рассказывать вам про Енисейскую Сибирь. Сейчас вместе с вами мы идем в молодежный театр.

Мы на правобережье Красноярска. Когда-то здесь проходил тракт, по которому в Сибирь везли колонии арестантов. Потом на правом берегу были, в основном, рабочие зоны и промышленные кварталы, а театров здесь не было. На правом берегу находится только театр юного зрителя. Сюда не так-то просто добраться, но люди едут. Феномен популярного театра в непопулярном месте. Так говорят о Красноярском ТЮЗе.

Говорят, что красноярцы много лет писали письма партийному начальству, чтобы в городе построили театр для детей и молодежи. А когда такое решение приняли, то оказалось, что работать некому. По стране бросили клич. Отозвались молодые актеры и режиссеры с Ленинграда, это было в 1964 году. К сожалению, здание для театра так и не построили, поэтому ТЮЗ разместили во дворце имени Маяковского. В этом здании театр работает и сейчас.

Узнать о том, какие спектакли ставили в театре в разное время может каждый зритель. История прямо перед глазами: на лестницах. Вот «Гамлет» известного режиссера Камы Гинкаса, начала 70х годов, выше 80х, 90х и на самом верху недавние постановки.

А в некоторые спектакли можно войти прямо из фойе. Про волшебную страну Нарнию в Красноярском ТЮЗе создают целый сериал. Уже поставили два спектакля, а в следующем году будет третья часть. Еще в ТЮЗе мне нравится арт-кафе. Давайте посидим и порассуждаем о том, каким должен быть театр, чтобы в него шла молодежь.

У нас в Колумбии молодежный театр — вещь элитарная, недоступная всем. А подростков, как и везде, больше привлекают компьютерные игры. Конкурировать с интернетом сложно. Но мне рассказали, что здесь создают актуальные спектакли, которые интересны зрителям. Например, очень популярным был документальный спектакль «Подросток с правого берега». Это реальные истории местных подростков и их родителей. Артисты сами общались со своими героями, записывали с ними интервью. А сейчас здесь поставили спектакль «Хлебзавод». Это сюрреалистический хоррор о страхах подростков.

Пора заглянуть в Большой Зал. Сейчас из-за пандемии нельзя занимать некоторые места. А что это за фишечки? Здесь есть ленты с фразами, по которым можно угадать спектакль. Наводим сканер, переходим по ссылке, и мы уже на странице театра.

Везет все-таки зрителям Красноярского ТЮЗа. Им доступны и комикс, и хоррор на сцене, и форум-театр, и театр художника и спектакль-променад с элементами дополненной реальности.

А как вам такой холл? В такой литературной гостиной неплохо проводить творческие встречи. Здесь еще много хороших книг, в том числе и произведения, по которым поставили спектакли ТЮЗа. Еще в театре есть кино-холл. Здесь можно посмотреть спектакли, которые уже не идут на сцене и сохранились только на видео.

Здесь проводят мастер-классы, обсуждения, а перед спектаклем на экране идут видеоролики постановок красноярского ТЮЗа. Первым спектаклем, который я посмотрел, когда приехал в Красноярск, была «Алиса», постановка без слов, по произведению Льюиса Кэрролла. Спектакль получился очень зрелищным, он получил приз национального театрального фестиваля «Золотая маска».

Вот такая она — Енисейская Сибирь: для подростков и молодежи. Нужно сфотографироваться перед театром возле тюзовской скульптуры «Арлекин и Коломбина» и отправить друзьям в Колумбию.
Я приехал в Сибирь, потому что хотел познакомиться с настоящей Россией. И думаю, что это уже не получится в Питере или Москве: на них сильно влияет иностранная культура. Я действительно ждал этого знакомства. Я живу в России, в Сибири, почти 4 года.

Что меня сильнее удивило в русском менталитете? Это сложно сказать про всех, потому что я думаю, что не все люди одинаковые. Русские люди всегда готовы к неизбежному. Мне придется сделать это, и я это сделаю.

На меня хорошо повлиял климат, потому что в Колумбии я был чуть-чуть ленивым. Тут приходится активно двигаться и искать себе занятие. Я, например, начал заниматься акробатикой, скалолазаньем, ходить больше в зал. В Колумбии я этого не делал. Там ленивая атмосфера, и просто не хочется. Мне говорят: зачем тебе такой холод, минус 40 градусов. Я говорю: мне нравится ощущать это. Я выхожу на улицу, и сразу замерз. Это прикольные ощущения. Наверное, нам нужны яркие ощущения. Мне также нравится, когда очень жарко, например, плюс 40. А плюс 20, плюс 15 — непонятно. Вот минус 40 — понятно, нужно двигаться.

Театры, в принципе, одинаковые везде. У нас есть театр, и я был в нем, но у нас другие постановки: Мольер, латиноамериканские, классика. А мне бы хотелось посмотреть другие постановки. Например, мы рассуждали, что посмотрели бы старые советские постановки, что именно отсюда и можно только тут посмотреть. А «Алису», «Черного лебедя» можно везде посмотреть. Мне бы хотелось увидеть именно сибирские, красноярские постановки.