896

Гомографты заменят «сломанные» части тела человека: кардиохирург Владимир Болсуновский рассказал об уникальных операциях и имплантах, не имеющих аналогов в мире

Расскажем, сколько стоят уникальные протезы и почему за ними будущее
Гомографты заменят «сломанные» части тела человека: кардиохирург Владимир Болсуновский рассказал об уникальных операциях и имплантах, не имеющих аналогов в мире. Фото: Федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии
Фото: Федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии


В России и, в том числе, в Красноярске проводят уникальные операции по замене клапана сердца. И уникальность не только в том, что такие операции очень сложно проводить, но и в самом импланте, который устанавливают человеку.

Гомографты — уникальная разработка российских ученых. Их создают исключительно индивидуально под особенности организма каждого пациента и они состоят из тканей человека.


Про гомографт нам рассказал генеральный директор Санкт-Петербургского банка гомографтов, кандидат медицинских наук, кардиохирург Владимир Болсуновский. В Красноярске при его чутком руководстве успешно прошла операция по замене клапана сердца на гомографт 11-летней девочке. Ученые считают, что за гомографтами будущее и именно они смогут заменить человеку «сломанные» части организма.

С чего все начиналось, как в России пришли к созданию и производству гомографтов из тканей человека?

— Я как кардиохирург начал заниматься этим в 1992 году, уже тогда мы нарабатывали технологию и опыт, занимались изучением, анализом, разработкой и созданием медицинских изделий для имплантаций в сердечно-сосудистую систему. В это время я и мои коллеги только закончили институт, и всю энергию, силы отдавали на лечение пациентов. Только в 2015 году мы научились модифицировать изделия в лаборатории таким образом, чтобы они соответствовали индивидуальным анатомическим особенностям каждого пациента. Если из строя выходят свои компоненты — аортальный клапан, митральный, трикуспидальный, легочный, или у новорожденного ребенка нет каких-то магистральных сосудов, их надо чем-то заменять. Самое лучшее, чем можно заменить по принципу подобное — подобным, только взять эти структуры из сердца умершего человека, специальные технологии биоинженерии позволяют нам подготовить это изделие в нативном состоянии и имплантировать любому пациенту — от новорожденного ребенка массой тела 2 кг до пожилого человека после 80 лет. Это подобное, соответственно, обладает оптимальным гемодинамическими показателями, обеспечивает наилучшие результаты хирургического лечения и качества жизни пациентов. Вся идеология этих изделий заключается в том, что это соединительно — тканный каркас, матрикс, который у людей не обладает индивидуальной специфичностью, он у всех одинаковый и когда мы его имплантируем так как он идентичный для организма пациента, он заселяет ее своими клетками, после чего этот участок становится «своим», т. е. это чистая биоинженерия. Мы создаем технологии, которые позволяют заменить сломанную часть человека на такую же часть, которая будет служить долгие годы.

Технологи из фантастических фильмов пришли в жизнь и стали реальностью?
— Это полностью российская разработка и технология, подтвержденная нашими 26 патентами, и мы с гордостью можем сказать, что аналогов в мире нет. Нюанс в том, что у нас работает тандем кардиохирурга и разработчика, особенность наших изделий заключается в том, что 70 процентов имплантов мы создаем индивидуально под конкретного пациента. Такого в мире нет, есть только стандартные линейки. А мы под конкретного больного создаём конкретную анатомическую модификацию. Она может быть такой, какой в норме в природе не встречается, но у конкретного больного она такая. Берем компьютерную томографию, 3D модель и в лаборатории моделируем, создаем под конкретного человека. А это обеспечивает удобство и для кардиохирурга, потому что ему нужно уже готовое изделие вшить, а с другой стороны наилучшей оптимальный гемодинамический результат для пациента. Мы работаем только на Россию, потому что наша деятельность связана с человеческим генетическим материалом, а он не может попасть заграницу. Поэтому мы с гордостью говорим: приезжайте к нам в Россию, например, в Красноярск, где эти технологии представлены, и мы вам сделаем эту уникальную операцию и, нигде в мире вам ее не сделают.

Каков спектр ваших изделий?

— На сегодняшний день это аортальный клапан, клапан легочной артерии, магистральные сосуды, восходящая аорта, грудная, брюшная аорта, в вашем центре два таких изделия имплантированы. И митральный клапан для трикуспидальной позиции. Это основные структуры сердца, обеспечивающие однонаправленное движение крови.
Как выбираете клинику, которая будет применять технологии и имплантировать ваши изделия?
— Очень хороший вопрос. Я кардиохирург и для меня превыше всего это — результат. Поэтому моя задача не только поставить изделие в клинику, но и обеспечить, чтобы оно эффективно было имплантировано, это операции самого высокого класса сложности. Навыки я передаю хирургу непосредственно у операционного стола, чтобы избежать кривую обучения, избежать ошибок, связанных с имплантацией этих изделий. На самом начальном этапе это непосредственная передача опыта, потому что изделия, обладающие уникальными возможностями по совместимости, пластичности, но они сильно отличаются от искусственных протезов по своей прочности, нужна соответствующая техника их имплантации. В Красноярске центр сердечно-сосудистой хирургии успешно использует эту технологию и по некоторым операциям является передовым в нашей стране, и теперь уже вы делитесь опытом с другими центрами обучая их. И мы планируем на базе вашей клиники проводить мастер классы, для того, чтобы эта возможность стала доступна для всех, не только в крупных клиниках. За такими изделиями — будущее. На сегодняшний день новая парадигма — человеку очень важно качество жизни после операции, а любой механический протез — это постоянный прием достаточно агрессивных медикаментов, которые повреждают печень и риск кровотечений высокий. Используя наши изделия в детской кардиохирургии, мы уменьшили в два раза использование повторных операций. У нас есть пациент, которому мы вшили изделие, когда у него была масса тела 2 кг в период новорожденности, сейчас ему 7 лет, он вырос уже, а изделие прежнее. Изделие имеет потенциальные возможности к росту. Вторая причина — изделие могут быть использованы большего диаметра, чем возрастные за счет особенностей строения. Вот этот «оверсайз» обеспечивает запас прочности на рост ребенка. А запирательный механизм клапана достаточно быстро заселяется собственными клетками — фибробластами и начинает регенерировать. Этот механизм и обеспечивает уменьшение повторных операций для детей — это важнейший показатель. Пока ребенок дорастет до 18 лет мы сделаем 5 открытых операций или 2 — это огромная разница. У взрослых пациентов наши изделия, например, в легочной позиции вообще не меняются, стоят по 20-25 лет.
Какова стоимость гомографтов?
— Стоимость изделия 250-300 тысяч рублей. Колоссальные требования, регламентирующее все этапы и процессы изготовления, максимальные требования безопасности изделий, поэтому у нас исследуется каждое изделию. Важно отметить, что исходный материал — это ткани человека, каждое изделие имеет документ, подтверждающий согласие родственников на использование материалов умершего человека. Мы берем на себя повышенные обязательства и нет ни одного изделия, которое бы не имело документального согласия родственников, это наша принципиальная позиция. Создание и производство уникальных изделий для кардиохирургии было бы невозможно без участия большого количества профессионалов экстра-класса. В Санкт-петербургском банке гомографтов над одним изделием непосредственно работают более 150 человек, это судмедэксперты, сотрудники лаборатории, хирурги. Это уникальная возможность для нашей страны и у технологии огромный потенциал. На мой взгляд, потребность только в детской кардиохирургии около тысячи изделий в год, сейчас имплантируется около 300. Надо чтобы и хирурги осваивали эти технологии, важный вопрос — это производственные мощности. Я могу гордится тем, что кардиохирургам уже не приходится долго ждать изделие. Мы потратили колоссальные силы для того чтобы наладить систему производства, отработать этапы с судмедэкспертами, чтобы они могли оперативно предоставлять нам материал и на сегодняшний день вся потребность закрыта. Если мне звонит кардиохирург, то в течение недели мы создаем изделие, которое будет поставлено под конкретного пациента. А иногда времени гораздо меньше, мы изделие поставляем в течении суток. Например, в Южно-Сахалинске умирает ребенок, и наш курьер садится в самолет, летит туда, чтобы у хирурга была возможность спасти этого пациента.

3
Последние новости
Законодательное Собрание Красноярского края