831
Выбор редакции

В Красноярском крае ожидается аномальная жара: эксперты рассказали о последствиях и возможном ущербе

Одна из главных угроз — пожары

2023 год побил рекорд по потеплению, и текущий может снова стать самым жарким за историю наблюдений. Такие данные публикуют европейские климатологи. И отечественные учёные подтверждают: глобальное потепление продолжает набирать обороты. Наталья Архипова попыталась выяснить, как это отражается на жителях Красноярского края, и какой ущерб несёт регион из-за климатических рисков.

20% площади — пятая часть края — за последние 20 лет были охвачены пожарами. Огонь в тайге с годами стал масштабнее, интенсивнее, при чём в разных частях региона.

И даже если вы не выбираетесь из города, последствия этих пожаров приходят к вам, когда краевой центр накрывает едкой дымкой и становится трудно дышать.

Одним из первых проявлений глобального потепления в нашем большом, богатом лесами регионе называют именно пожары. И то, что изменения климата — это уже часть нашей с вами жизни — сомнений не вызывает.

Климатические риски бывают парадоксальны: засуха и в то же время у нас может в миг залить город водой.

— И Саяно-Шушенская ГЭС, и Красноярская ГЭС выработали на 30% меньше электричества в прошлые пару лет, а уровень Енисея был критически низкий. С другой стороны, это пиковые осадки — например, когда уже ливнёвка в городе Красноярске не справляется с теми осадками, на которые она ранее была рассчитана. Потому что раньше за раз такого количества осадков не было, — рассказал Сергей Верховец, директор климатического научно-образовательного центра.
Особенно заметно в крае глобальное потепление, конечно, в арктический районах. Страдает «северный завоз», сокращается сезон зимников. Лёд встаёт на реках позднее, а сходит раньше. Ну и, конечно, деградация вечной мерзлоты — оттаивает грунт, вместе с этим возникают проблемы в конструкциях зданий.

— Естественно, это влияет на безопасность, на несущую способность свайного поля, свай. Большая часть Норильского промышленного района по этому принципу построена. Поэтому мы сталкиваемся с последствиями, и наша задача — предъявить какие-то технологии, решения, чтобы это минимизировать, — пояснил директор Инженерно-строительного института СФУ Игорь Тарасов.
Например, специально подмораживают грунт вокруг свай, что, конечно, требует дополнительных расходов. А в других местах его приходится наоборот оттапливать, ещё постоянно следить за его состоянием, укреплять конструкции от сильного ветра, расчищать русла рек, мониторить их уровень, работать с зонами возможного затопления. И крупные предприятия, и край несут существенные убытки, связанные с климатическими рисками. Оценить, сколько бюджет края теряет — очень непросто. Но специалисты, которые этим занимаются последнее десятилетие, говорят, ущербы исчисляются сотнями миллиардов рублей.

— Нам удалось ассоциировать некоторые риски, например, волны тепла, сильные ветры, ураганы, ещё какие-то явления, пожары, например, с ухудшением здоровья населения. И, собственно говоря, за последние 10 лет этих ущербов мы насчитали на 680, внимание, миллиардов рублей, — рассказал Владимир Шишов, директор Института фундаментальной биологии и биотехнологий СФУ.
Управлять этими рисками — сложно, дорого, а ещё долго. Например, лесоклиматические проекты могут быть рассчитаны на 100 лет. Специалисты говорят, в крае ещё нужно наладить систему мониторинга — не хватает климатических станций, специальных пунктов наблюдения за деградацией вечной мерзлоты. В крае сейчас разрабатывают план адаптации к изменениям климата. Хотя есть риски, предотвратить или смягчить которые почти невозможно: нельзя наверняка предугадать, что именно здесь всплывёт древняя органика с опасными, казалось бы, уже забытыми вирусами — животные с сибирской язвой, например, или чумой.

Но есть проекты, которые уже работают: например, автономный комплекс управления тушением лесных пожаров, у нас готовятся внедрять вертикальное озеленение: там, где плотная застройка — сажать деревья на крыше. Однако есть у глобального потепления и плюсы: будет выращивать агрокультуры, которые раньше в Сибири не выживали. Правда, прижиться могут насекомые вредители — тот же колорадский жук или гроза хвойных — сибирский шелкопряд. Край может выиграть и при расширении навигации по Северному морскому пути.

— Меняются условия для проводки по Северному морскому пути, она становится более продолжительной и более экономичной коль скоро и уменьшается толщина льда, и увеличивается количество времени, когда океан становится свободным ото льда. Во всяком случае его прибрежная зона, — рассказал Александр Усс, сенатор от Красноярского края, президент СФУ.
Самое главное, что остановить глобальные изменения невозможно, климат продолжит меняться. И касается это самых разных сфер жизни. В крае уже работает первый климатический научный центр. Специалисты собираются и на сессиях сибирского клуба, чтобы понять — какую из этого можно извлечь выгоду и как бороться с негативными последствиями.
4
Нашли ошибку в новости? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщите свою новость

Последние новости