827

«Повышают профессиональный уровень»: как осужденные отбывают срок в красноярской колонии особого режима

Работы одного из заключенных висят в храмах разных стран

Убийца дивногорской школьницы пытался обжаловать приговор, но суд оставил его без изменений — Иван Папенко будет отбывать пожизненное. И уже не на территории края. На его счету было несколько статей, он уже два раза отбывал срок, причем второй в колонии особого режима. Туда попадают за особо тяжкие преступления и только рецидивисты. Часто говорят, что им повезло, так как не дали пожизненное лишение свободы. Как там устроена жизнь, можно ли начать её с нуля после такой колонии и как люди находят в себе необычные таланты, оказавшись на много лет за колючей проволокой — выяснила Наталья Архипова.

— Вот эти иконы были вообще старые. Полностью их преобразил кистями, где-то аэрографом. Вот эти узоры — это всё аэрография.

Реставрировать иконостас Дмитрий взялся сразу, когда его перевели в эту колонию в 2018 году. Осуждённый Федяев — староста храма и иконописец. Начал осваивать это искусство во время первого срока — почти 20 лет назад. Сейчас его работы висят в храмах по всей России, есть в Великобритании, в Грузии и даже в Храме Гроба Господня в Иерусалиме.

— Тут как бы человек внутренне перевоплощается. Происходит передел внутренний духовный, и чаще думаешь о боге. На свободе-то что там, живёшь — всё просто, а здесь все эти трудности подводят к тому, что кроме Бога тебе никто не поможет, — поделился осужденный Дмитрий Федяев.
Сейчас Дмитрий отбывает наказание за убийство в колонии особого режима. Была на его пути и тюрьма.

—  Я, когда в зону после тюрьмы приехал, вот так вот на небо смотрел и поверить не мог. Вот этому наслаждению, чувству свободы. Даже в лагере ты чувствуешь себя свободным после камеры.

Колония особого режима, действительно, даёт хоть какую-то свободу заключённым. Но это в сравнении с тюрьмой, где люди весь срок под крышей. Однако и на особом режиме сидят не как в санатории. Сюда попадают те, кто остался в шаге от пожизненного и у кого уже не первый срок. Чаще всего за наркотики, много убийц, есть насильники и террористы. В колонии сейчас около 500 заключённых, 300 из них совершили особо тяжкие преступления. Здесь же отбывал одно из своих наказаний Иван Папенко — убийца 16-летней школьницы. До этого преступления он был судим за изнасилование и убийство, за свое последнее преступление он получил пожизненный срок и в общество уже не вернется.

Многим, из тех, кто сюда попал, уже нечего терять и отступать некуда. Большинство осуждены на срок от 5 до 10 лет, но есть, например, семь человек, которым суд назначил от 20 до 25. Заключённые приходят, осваиваются, ищут себя — кто-то, например, поёт.

— Береги платочек, с каждым годом нам тяжелей становится уезжать от мам.

В колонии есть свой клуб, им заведует Константин Зорин, актёр и осуждённый, статья — убийство. Пишет стихи, участвует в конкурсах чтецов…

Ничто не предвещало нам обмана
Светило солнце, пели соловьи
Страна трудилась, выполняя планы,
Ведя вперёд упрямо корабли.

Под его руководством заключённые изучают классику, впервые выходят на сцену.

— Знаете, они трудно решаются на то, чтобы сюда прийти. Но, когда они сюда приходят, их потом уже не…они заранее спрашивают, за полгода, когда там, что, когда будем ещё что-то ставить. Я серьёзно говорю абсолютно, — рассказал осуждённый Константин Зорин.
Чтобы у тех, кто не раз переступил через закон, даже не возникали дурные мысли, их стараются максимально загрузить. В клубе, библиотеке, спортзале, у заключённых даже есть кружок ландшафтного дизайна — можно поработать с землей на территории колонии.

— Взять лет 5-6 назад, то на сцену осуждённые неохотно выходили. На сегодня осуждённые особого режима — они поют и пляшут. Виды спорта практически все в учреждении задействуются. Есть и заключённые, которые ранее играли за сборные Красноярского края, за «Енисей». Да, такие тоже есть, на самом деле, но это в детском, юношеском возрасте играли, но тем не менее, — поделился начальник отдела по воспитательной работе с осуждёнными ГУФСИН России по краю Александр Паршин.
Но это всё по выходным и в свободное время. А по будням, как и на свободе, в основном, работа. В колонии налажены дерево- и металлообработка. Многое из того, что мы видим в городе, создано именно здесь. Даже окна пластиковые изготавливают. Есть цех, где производят маргарин — трудятся всего два человека, в год дают 200 тонн.

— Заключённые у нас обеспечены 100% работой. Получают 100% минимальный размер оплаты труда, повышают свой профессиональный уровень: учреждение имеется у нас, профессиональное училище, где осуждённые приобретают производственные специальности, — рассказал начальник Исправительной колонии №27 Иван Кузнецов.
Бывший местный бригадир Андрей начал заниматься здесь металлоконструкциями. Освободился, устроился в фирму, с которой сотрудничали в колонии. Сейчас приезжает сюда уже по работе свободным человеком.

— Нет, скажу вам, ничего нет. Всё, как страшный сон забыто. Сейчас живём своей жизнью, работаем. Приносим пользу обществу, так скажем, и организации. Семья, дети, да, у меня трое детей, супруга, уже давно в браке, — поделился Андрей Мозолин, бывший заключённый.
За нарушение порядка грозит штрафной изолятор, по решению суда могут и вовсе перевести в тюрьму и тогда небо долго будет только в клетку. Тот же, кто соблюдает правила, хорошо работает, участвует в мероприятиях может бонусом получить облегчённые условия, и ещё перспективу перевода в колонию строгого режима, который, как ни парадоксально звучит, по сравнению с особым считается мягким, а далее можно и вовсе попасть на принудительные работы, а это почти воля. Каждый не раз оступившийся этот выбор здесь делает сам, ведь есть и такие, кто предпочитает годами сидеть в штрафной одиночке.
1
Нашли ошибку в новости? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщите свою новость

Последние новости