325

«Мы не теряем чувство духа»: как жители Донбасса продолжают жить и работать даже под обстрелами

Засыпать под звуки гаубиц, а с утра как ни в чем не бывало снова идти на работу — такая жизнь стала рутиной для жителей Донбасса. Съемочная команда «7 канала Красноярск» объехала 6 городов ЛНР и ДНР — включая разрушенный на 90 процентов Мариуполь — и выяснила, как местным удается не падать духом и жить дальше даже в таких суровых условиях. Об этом новая серия проекта «СВОи ЛЮДИ».


— Посмотрите, какие хорошие веники, вот посуда, как положено.— В общем, жизнь кипит.
— Да, мы не теряем чувство духа.

Надежда никогда бы не подумала, что на пенсии будет рисковать собой ради веничков и продуктовых сумок. Но 9 лет хаоса и бомбежек в Донецке, и вот даже они превратились в рутину. Дорога на работу под звуки лопающихся окон — с этим столкнулся едва ли не каждый горожанин.

— Подруги многие потеряли и окна и двери. Никуда не хожу, потому что опасно, а бывает, вот, как сегодня — нормальная обстановка, — рассказала Надежда, жительница Мариуполя.
Крытый рынок Донецка находится в центре, и хоть и нельзя так говорить, но это — излюбленное место для попаданий. Месяц назад по городу было выпущено 40 ракет Град, половина пакета — 20 штук — ударили именно по крытому рынку.

— Да, все плохо. Но наши девушки должны быть красивыми, несмотря на ситуацию.

А Евгения торгует косметикой для волос, сейчас это — один из самых умирающих бизнесов. В городе дают воду раз в три дня на пару часов. С заботой о себе сильно не разгуляешься.

— Здесь есть убежище, оно всегда открыто и мы все туда идем. Приходим сюда все равно и будем и дальше приходить, ну потому что это, это работа, — рассказала Евгения, жительница Донецка.
Такое выдалось утро четверга в Донецке. Три реактивных снаряда прилетело в Ленинский район города. Вблизи многоэтажки после попадания ракеты образовалась огромная воронка. Люди, к счастью, целы. Это кадры Первого Республиканского канала, который вещает на всю Донецкую Республику. Нашим коллегам-журналистам приходится выезжать во время или сразу после бомбежек и работать в зонах экстремального риска.

— Сейчас мы идем в бомбоубежище, это основное бомбоубежище на телецентре, не скажу что мы слишком часто здесь бываем, но были случаи, когда приходилось экстренно бежать всем сюда. Самое интересное — тут есть даже связь, в том числе и внутренняя, на случай, если кто-то из сотрудников потерялся. Вещаем мы в любом случае бесперерывно, даже если кроет, — поделился Дмитрий Савенков, руководитель дирекции информационных программ Первого Республиканского Канала.

— Вот у вас есть одеяло одно на всю команду, кто им накроется, кто достоин больше?

— Мы поделимся, мы не вдоль, а поперек ляжем.

Тут же есть 7 комплектов экипировки, каждый из них должен защитить от автоматов Калашникова, снайперских винтовок Драгунова, осколочных ранений и холодного оружия.

— Такие бронежилеты весом до 20-ти кг и каски надевают журналисты для поездки в особо опасные территории. Как говорят наши коллеги, такую защиту приходится применять один, а то и несколько раз в неделю, — рассказала Лилия Мешалкина, корреспондент.
Сами корреспонденты понимают, что вооружены только микрофоном и видеокамерой. И против, например, реактивной системы Хаймэрс, конечно бессильны.

— Приезжаешь, окна заколочены, шум везде, справа и слева, фонари не горят. Когда мне сказали туда ехать, мне не было страшно, но когда ты приезжаешь в эту темноту, становится тревожно и хочется как-то побыстрее, побыстрее, — прокомментировала Валерия Родина, корреспондент Первого Республиканского Канала.

— Если первые дни мы каждый раз вздрагивали, то сейчас мы можем спокойно от каких-то звуков прилетов, отлетов — мы, кстати, их уже различаем — спокойно продолжать работу. И понимать: так, это был отлет — сидим спокойно, так это был прилет — идем в бомбоубежище, — рассказал Владислав Долгий, главный выпускающий новостного отдела Первого Республиканского Канала.
А это уже Мариуполь.

Первые спортивные соревнования после кровавых боев за город весной 22. Ремонт делали быстро, сквозные дыры спрятали под фанеру. Местные говорят — такие спортивные праздники — это первое дыхание жизни после года хаоса. Несколько месяцев назад люди стали выходить из подвалов и погребов, а 350 тысяч человек, которые уехали во время бомбежек, потихоньку возвращаются. Но запах опаленного города все еще остается.

Анатолий, боксер из Мариуполя, рассказал о том времени.

— Ну, это было очень неприятное время, когда в подвале, страшно, это неприятные ощущения.
— Ты не плакал?
— Ну, старался, я папе помогал.
— А как помогал?
— Приносил воду и еду, ну, было тяжелое время.

Тяжелое время, кажется, отступает, и Толя — больше не уставший мальчик с тревогой в глазах. Теперь он счастлив, что удостоился попасть на почти взрослый боксерский турнир. А депутат Госдумы от Красноярского края Виктор Зубарев, с которым мы приехали на Донбасс с гуманитарным грузом — подарил возрождающемуся клубу боксерские перчатки. Наши земляки-спортсмены не остались в стороне и так выразили свою поддержку.

— Ну я не победил, ну все равно, — говорит Анатолий, боксер.

— Ты доволен собой?
— Да, то что я вообще сюда попал — это хорошо.

Здание в котором проводятся первые крупные соревнования, до сих пор толком не отремонтировано — здесь есть изрешеченные осколками стены от мины или гранаты, надписи «не входить», потому что там может быть заминировано и повсюду валяются обломки.

Впрочем, восстановить здания и инфраструктуру — дело времени. В городе уже появляются кафе, фитнес-центры, строятся новые микрорайоны. И во многом — это заслуга красноярских строителей. Они доехали и сюда тоже. А в следующей серии проекта «СВОи ЛЮДИ» расскажем о наших земляках-медиках. Кто-то работает на Донбассе вахтами, а кто-то приехал впервые.

Сообщите свою новость