2991

Показываем, что находится в музее молодогвардейцев в Краснодоне

— Идите на прачу… едьте на работу в Германию… То, чему вы там научитесь, пригодится вам позже на родине.

Такой маркетинг запустили в Краснодоне, когда город оккупировали фашисты в середине прошлого века. Плакаты с призывами породниться с Гитлером висели по всему городу. Исторические обрывки той, захваченной жизни, тщательно собирались историками музея «Молодая гвардия». Тогда это казалось никому не нужным, а теперь это уникальные экземпляры.

За историю Краснодонского музея его посетили туристы из 130 стран мира — а все благодаря юным подпольщикам, которые в свои 15-20 лет провернули немыслимую операцию. В маленьком шахтерском городке, где у каждой стены есть по паре ушей, во время тотальной оккупации, они совершали диверсии и тайно раскидывали листовки.
— Они собирают поломанный приемник, чинят его, и в тайне, собираясь в подвалах и дальних комнатах у друзей, слушают радио и пишут листовки. Это была та правда, которую хотели знать люди, ведь немцы транслировали по радио только ту информацию, которая была им выгодна, ничего настоящего люди не знали, — говорит заведующая отделом научно-исследовательской и экспозиционной работы музея «Молодая гвардия» Марина Подобная.
Листовки подкладывали в корзинки на рынке и к записочкам в церквях. А чтобы не выдать себя, молодогвардейцы продолжали жить, словно мир уже наступил — петь, веселиться и танцевать, конечно.

Это настоящее платье Любови Шевцовой, которое она сшила сама и выступала с номерами перед немцами в клубе имени Горького. А вот так, кстати, выглядела сцена.

Через 4 месяца членов организации нашли и стали пытать.

Так выглядела камера в Ровеньках, в которой сидели 5 молодогвардейцев, в том числе Любовь Шевцова. Она оставила на стене записку маме: «Мама, тебя сейчас вспомнила Люба». Спустя месяц их всех расстреляли в ближайшем лесу.

Остальных сбросили в 58-метровый шурф краснодонской шахты №5. На этом месте теперь стоит памятник.

Этот музей молодогвардейцев — часть крупного мемориального комплекса. В городе памятники объединились невидимой сеточкой — прогуливаясь от одного к другому можно выстроить историю. Возле братской могилы и мемориала «Скорбящая мать» часто несут вахту постовцы. Недавно у них появилась новая форма.
— Шарфик он должен быть внизу, чтобы не раскрывался, и чтобы был красивее на фотке. Шинели, армейские сапоги, шапки-ушанки, кашне и ремни сшили в Красноярске. И передали Краснодону в знак дружбы между постовцами двух городов.
— Кто первым оделся по форме — значит он помогает всем остальным.

А зимой в Краснодон привезли интеллектуальные игры, которые тоже разработали красноярцы. Так что обмениваться опытом и традициями будем и дальше.

Помощь Красноярска — Краснодону, и края — Свердловску не только методическая, гуманитарная, строительная. И свои люди — не только те, кто ее доставляет из российских городов в гумцентры Донбасса. Так, например, в командировке мы познакомились с красноярцем Евгением Штейнмецом, который организует логистику, чтобы продукты и техника — тепловизоры, рации, противодроновые ружья — попадали напрямую к бойцам. И зачастую сам отправляется к линии соприкосновения, чуть ли не в окопы. Еще пару дней назад гуманитарный центр в Свердловске был набит под завязку, а сейчас большую часть коробок передали бойцам.
— Здесь крупы. Это адресная посылка командиру тербата с позывным Рим, которую собирали пограничники — ждем, когда ее заберут. Так что вот так. У нас тут бесконечная работа. Сначала мы наполняем-наполняем-наполняем, а потом резко раздаем-раздаем-раздаем. Когда-то эта передача происходит, что бойцы сами к нам приезжают, но зачастую езжу сам. Езжу, отвожу туда на передовую, отдаю ребятам, — говорит руководитель делегации Красноярского края в Свердловске и Свердловском районе Евгений Штейнмец.
А иногда даже удается устроить сюрприз бойцам — однажды Евгений Штейнмец привез к боевой части мать одного из солдат. Они не виделись несколько месяцев и эта встреча стала радостной неожиданностью для парня.

— Ты в отпуск не пошел. Раз ты не идешь, я еду.

Кстати, в прошлом выпуске мы рассказывали о кошке Фее — ее после гибели хозяина привезли маме в Красноярск как живую память о сыне. Так вот всю эту операцию организовал также руководитель делегации Красноярского края в Свердловске и Свердловском районе Евгений Штейнмец.

Сообщите свою новость